Turniej Tłumaczy 1998

Jan Lechoń
Mickiewicz zmęczony

Усталый Мицкевич

Возвратившись домой с Секваны
Всю в пятнах Мицкевич сбросил чамару И положил на к ровати.
Не был слишком стар он‚ однако натерпелся слишком много и был усталым.

Едва заснул‚ в ту самую мнуту
При озере серебряном узрел он лаву старую.
И с легким запхом акаций‚ в том платье‚ что носила в вечер памятный‚
Марии тень явилась вдруг ему.

Уста её шептали: “Любовь наша-то кладбище.
И между нами море разлилось огромное‚
А днём вождей ты помнишь‚ и битвы‚ что бывали
И только мыслишь обо мне‚ когда глаза смыкаешь”.

Przetłumaczone na język białoruski przez:
Angelika Zelwietro (Białoruś)


Змучаны Міцкевіч

Вярнуўшыся да дому з стараны Сякваны
Міцкевіч зняў з сябе ўсю ў плямах чамару
І палажыў на ложку. Яшчэ ня быў стары‚
Але многа цярпеў і быў змучаны.

Ледзьве заснуў‚ у тую самую хвіліну
Над возерам сяребраным убачыў лаўку старую.
І ў сукенцы ў каторай была ў памятны той вечар
Цень Марылі ўсплыў яму ў лёгкім паху акацый.

Яе вусны шапталі: “Наша міласць – магілкі‚
Паміж намі разлілося мора вялікае.
А ў дзень толькі бітвы і важдёў помніш
І толькі закрыўшы вочы‚ заўсёды думаеш пра мяне”.

Przetłumaczone na język białoruski przez:
Maria Girko (Białoruś)


Усталый Мицкевич

Со стороны Секваны вернулся Мицкевич домой‚
Снял кафтан с себя погрязненный‚
Положил на кровать. Не был старый‚
Но в жизи страдая‚ уже был довольно усталый.

И лишь только уснул‚ как в то самое время
Увидел скамейку у блестящего озера
И в платьи‚ одетым последнего вечера‚
В аромате акаций появигась Марыля.

Ее губы шептали: “Любовь наша – кладбище‚
Между нами огромное море разлито‚
Днем одни битвы да начальников помнишь ты‚
Но закроешь глаза – обо мне всегда думаешь”.

Przetłumaczone na język białoruski przez:
Elena Kuleszewicz (Białoruś)

Accessibility