Turniej Tłumaczy 2017

Bolesław Leśmian
Romans

Романс
Пишу, как дышу,
И пою, потому что поют…
Два нищих с любовью с толкнулись случайно
На взлёте цветущего лета.
И не было в городе тайны,
никчемней, чем эта.
С веселыми звёздами мая
Сидели они у костёла,
Плечами друг друга касаясь,
В лохмотьях сливаясь.
Она свои морщила г убы,
Тянула для ласка
Любимому хлеб подавала –
Он сглатывал страстно.
Мешали хлеб с лаской. Забылись.
А ночь уже отлетела,
Насытив попеременно два голода –
Сердца и тела.
И думал поэт, подглядевший случайно
Убогую тайну, что знало лишь небо:
И жизнь! Его! – жажда
Любви лишь хлеба.

na język rosyjski przełożyła Olga Lebedeva


Романс
Романс я пою и пою, это хлеб мой и промысел мой.
И песня то будет о тех, кто был связан своей нищетой.
На улицах здешних внезапно столкнулись друг с другом,
То не было тайной, но было с лучайное чудо.
И майскими, полными звёзд и надежды, ночами
На ступеньках костёла с улыбкой друг друга встречали.
И нищенка, с видом серьёзным встречая рассвет,
Украдкой дарила ему поцелуи и х леб.
И тихая майская встреча прекрасна была, с ловно сон,
И девушке были важны только звёзды, ступеньки и он.
Утоляли два голода этих они под покровом весны:
Один голод – голод бродяги, др угой – голод любви.
Ваш скромный слуга, что их видел, узнал главный жизни секрет:
Нет большего счастья на свете, чем те поцелуи и х леб.

na język rosyjski przełożyli: Polina Levina, Viktoriia Senicheva,
Vitalii Demianchuk


Романс
Пою романс, ведь я певец! О, да, сложилось так!
Она была совсем бедна, он тоже был бедняк.
Влюбились пламенно они на переломах улиц,
А город их секрет хранил, подъе здами сутулясь.
Настала ночь, та майская, мигающе -весёла.
Уселись – рука об руку – на паперти костёла.
В её поступках не было намёка на корысть:
Уста – для поцелуев, да хлебушка погрызть.
И так друг другу грезились под сытым майским небом,
Хлеб заедая ласкою, а ласку – снова хлебом.
Два голода, хранимые заботливой весной:
Был первый голод – нищенский, любовный был второй.
Поэт, что их приметил, нащ упал жизни нить?
Голодный дважды: без еды и некого любить.

na język rosyjski przełożył Anton Anfimov


*** Я песнь пою!
Я песнь пою! О, песнь моя!
Он нищим был, как и она.
В проулках, целуясь, хранили они
Убогую тайну бедняцкой любви.
Настала мая ночь, звезд и веселья полна,
У входа в костел сидели он и она.
Она ему давала с сосредоточением
То уста для ласки, то х леб для грызения.
И так они грезили, заедая под небом
То лаской – хлеб, то ласку – х лебом.
Два глада насыщали под охраной весны:
Один голод – нищих, другой – любви.
Поэт, что их видел, все д умал: в чем жизни загадка?
У него два голода: девушки и х леба нехватка.

na język rosyjski przełożyła Maria Skachedubova


Романс
Пою романс, потому что пою! Я ведь певец!
Она была нищей и он был нищим.
Внезапно полюбили друг друга на углу улицы,
И не было в городе тайны несчас тней…
Майская ночь наступила, звездами весела,
Сидели плечом к плечу на с тупенях костела,
Она протягивала ему сосредоточенно
То губы для ласки, то х леба кусок.
И так в забытьи вкушали под майским небом,
Меняя хлеб на ласку, а ласку на х леб.
Насыщали два голода под взором весны:
Один голод – нищеты, а второй – любви.
Поэт, что их видел, зад умался: как жить?
Голоден он, не хватает ни девушки, ни х леба.

na język rosyjski przełożyły: Helena Ambarcumowa, Olga Lebedeva


Романс
Романс пою, потому что пою! Потому что я певец!
Она была бедной и он был бедным.
Они случайно влюбились на углу улицы
И их любовь не была д ля города тайной…
Настала майская ночь, звездное небо веселое,
Они сидели – плечом к плечу – на ступенях церкви.
Она подавала ему с выражением внимания
То лаская его уста – то хлеб давая.
И так спать, майским небом
меняя хлеб на ласку, а ласку на х леб
Два голода под опекой весны:
Один голод – бедный, а второй – любовь.
Поэт, что видел их, д умал как им жить?
Он имеет два голода, но ему не хватает – девочек и х леба.

na język rosyjski przełożyła Irina Nozdrina


Баллада
Я песнь начинаю, немедля, без опозданья
Она милость просила, а он жил подаяньем
Полюбили друг друга внезапно, не в дворцах, не в свет лицах
Тот секрет не скрывали, не хранили в темнице
Пришла майская ночь звездно весёла
Они сели бок о бок на с тупенях костела
Она ему подавала, серьёзно, счастлива,
То губы для ласк поцелуя, то х лебом кормила
И так, засыпая, под куполом майского неба,
Сменяли хлеб лаской, а ласку краюхой хлеба
И насыщались, объяты весною
Забыв о гладе, сыты любовью
Поэт, что их видел, с тоял в изумлении, не зная ответа,
Как жить ему дальше, без любимой и х леба.

na język rosyjski przełożył Timur Melnik


*** Я певец!
Я певец! Про двух бедных влюбленных спою вам с онет
Про любовь и про х леб. Почему бы и нет?
Они на углу повстречались случайно
И город от всех сохранил эту тайну.
А майская ночь, что звездна и чудесна
Укрыла влюбленных, прижавшихся тесно.
Дивчина краюху на крошки ломала,
То хлопца кормила, а то – целовала.
На ступенях костела смеялись, мечтали
И поцелуями хлеб заедали.
Весною сильнее играет в крови
И нищенский голод, и голод любви.
Поэт, что их видел, не смог разрешить –
Что, прежде всего, предстоит утолить.

na język rosyjski przełożył Sergei Nozdrin

Accessibility